Имущественный вред в уголовном праве это

Имущественный вред в уголовном праве это

К вопросу об установлении структуры имущественного вреда в уголовном праве как средства защиты интересов граждан

Мурадова Айгюнь Заид кызы,

Русакова Надежда Владимировна,

студенты Юридической школы Дальневосточного федерального университета.

Тема актуальна в связи с тем, что отсутствие четкой структуры имущественного вреда в уголовном праве ведет к отсутствию единообразия в судебной практике, что негативно сказывается на интересах граждан.

В уголовном праве термин «ущерб» главным образом используется для обозначения причинённых преступлением, общественно-опасных последствий имущественного характера. Наряду с понятием «ущерб», в законодательстве и юридической литературе встречаются такие понятия, как «вред» и «убыток». Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (Далее по тексту УК РФ) не содержит определений исследуемых терминов [1] . Между тем в ч. 2 ст. 15 Гражданского Кодекса Российской Федерации 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ (далее по тексту ГК РФ) закреплено определение термина «убытки», под которым понимаются реальный ущерб и упущенная выгода [2] .

Реальный ущерб включает в себя:

1) расходы, произведенные вследствие правонарушения;

2) расходы, которые будут произведены для восстановления нарушенного права;

3) утрату или повреждение имущества.

Под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Из содержания указанной нормы, применительно к теме настоящего исследования, следует, что как ущерб, так и убытки, являются негативными преступными последствиями.

Важно отметить, что в гражданском праве вред наиболее широкое понятие, которое бывает двух видов моральным и имущественным, последний в свою очередь восстанавливается путем возмещения убытков. Различия между терминами вред и ущерб в уголовном кодексе можно установить исходя из статьи 75 «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием» УК РФ и ст. 104.3 «Возмещение причиненного ущерба» УК РФ. В cтатье 75 УК понятия вред и ущерб употребляются как синонимы в следующем значении: неблагоприятные имущественные последствия, наступившие в результате совершения преступления

С другой стороны, в статье 104.3 УК понятие употребляется как «имущественный вред», «материальный вред » Таким образом, уголовное законодательство РФ определяет понятия «вред и ущерб» как близкие, но не тождественные. Понятие вреда несколько шире, нежели понятие ущерба и включает в себя иные способы восполнения последствия от причиненного ущерба [3] .

Для того чтобы перейти к исследованию термина «имущественный вред», в первую очередь необходимо рассмотреть понятие «имущество», потому что оно может иметь разные значения в зависимости от правовой ситуации. В сфере гражданского права под «имуществом» понимаются вещи, деньги и ценные бумаги, в ряде случаев под имуществом также понимается совокупность имущественных прав и обязанностей. В уголовном кодексе нет специальной дефиниции, поэтому можно использовать значение данного понятий, руководствуясь ГК РФ.

Имущественный вред как разновидность преступного последствия имеет важное уголовно-правовое значение. Под преступным последствием мы понимаем общественно опасные изменения, наступающие в результате совершения преступления, в отношениях, охраняемых уголовным законом. Характер и размер имущественного вреда зависит от объекта преступления, а его роль заключается в дифференциации уголовной ответственности при влиянии на квалификацию преступления, следовательно, и дифференциацию наказания. Таким образом, можно сделать вывод, что определение имущественного вреда имеет важное правовое значение для восстановления нарушенных прав потерпевшего. В связи с этим необходимо разобрать структуру имущественных вреда. В гражданско-правовом смысле структура убытков — это реальные убытки и упущенная выгода. УК РФ не содержит специальную структуру данного понятия, поэтому общее определение убытков в гражданском праве распространяется и на уголовное право. Однако главное отличие заключается в том, что в гражданском праве и уголовном праве по-разному определяется грань между реальным ущербом и упущенной выгодой.

Кроме того в отличие от гражданского права в уголовном праве имеет большое значение, в чем выразился убыток, потому что он непосредственно влияет на квалификацию преступления. Например, при уничтожении вещи имущественный вред – это убытки – потеря, при злоупотреблении доверием (при отсутствии мошенничества) — это убытки как неполучение должного [4] .

Итак, выделяют несколько элементов структуры имущественного вреда в уголовном праве:

1. Прямой убыток характерен для преступлений, связанных с уничтожением, повреждением или изъятием чужого имущества. Например, ст.158. Кража УК РФ.

2. Косвенный убыток, выражающийся в упущенной выгоде.

Упущенная выгода заключается в неполучении лицом тех доходов, которые могли быть получены им при обычных условиях гражданского оборота, если бы обязательство не было нарушено. Относительно упущенной выгоды есть споры. Некоторые ученые полагают, что упущенная выгода это предполагаемая прибыль, которая на момент совершения преступления еще не находилась в фактическом владении и поэтому ее нельзя изъять, присвоить, передать третьем лицам, соответственно мы не можем включить ее в структуру имущественного ущерба.

На наш взгляд это утверждение не справедливо. Важным моментом является то, что при совершении умышленных преступлений лицо всегда осознает, что своими действиями он наносит такой ущерб, из-за которого потерпевший не сможет нормально использоваться вещью и понесет убытки в виде упущенной выгоды. Важно доказать, что для виновного было очевидно, что в результате его преступления собственник понесет ущерб, в том числе в виде упущенной выгоды. Но при взыскании упущенной выгоды доход, полученный при обычных условиях необходимо уменьшить на расходы, связанных с получением доходов.

Представляется, что взыскание упущенной выгоды в большинстве случаях возможно лишь при прямом умысле. Согласно ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления [5] . Прямой умысел состоит из двух компонентов интеллектуального и волевого. Интеллектуальный элемент включает осознание лицом общественной опасности. Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и социального значения. Оно включает представление о характере объекта преступления, содержании действий (бездействий), посредством которых осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах, в которых происходит преступление (время, место, способ, обстановка). Вторым признаком интеллектуального элемента является предвидение общественно опасного последствия. Предвидение – это отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны произойти в будущем. Таким образом, лицо должно представлять вред, который он причинит другим лицам своим деянием. И здесь лицо также должно представлять фактические изменения, которые будут произведены его деянием, а также понимать их социальное значение, т.е. причинно-следственная связь между деянием и произошедшим вредом. Не обязательно чтобы лицо предвидело это детально, но общее представление причинно-следственной связи необходимо. Волевой элемент прямого умысла подразумевает желание наступления лицом общественно-опасных последствий.

Таким образом, охарактеризовав прямой умысел через его компоненты, представляется, что осознание лицом своего деяния, его общественной опасности, последствий вполне предполагает, что лицо осознавало также упущенную выгоду, наличие которой во многих преступлениях является очевидным преступным результатом. Немаловажным является желание лица совершить это деяния, что также является усугубляющим фактором и позволяет взыскать упущенную выгоду.

Отметим, что важным признаком имущественного вреда в уголовном праве в отличие от гражданского является единство объективного проявления структуры и субъективного отношения виновного к своим действиям. Значит, от пределов предвидения лицом последствий своего деяния определяют и пределы инкриминирования такому лицу причинения имущественного вреда как последствия, совершенного им преступного деяния.

Итак, на наш взгляд структура имущественного вреда в уголовном праве зависит от формы вины. В случае если лицом совершено умышленное преступление, то ущерб будет состоять из прямых убытков и упущенной выгоды, в том случае если преступление неосторожное, то ущерб будет состоять лишь из прямых убытков. Таким образом, мы сможем максимально защитить интересы потерпевшего, а также справедливо взыскать ущерб.

Необходимо четко установить структуру имущественного ущерба в уголовном кодексе. Отсутствие четкой структуры в законодательстве привело к разнообразной судебной практике, что негативно сказывается на интересах граждан.

Предлагаем следующую формулировку нормы:

Лицо, право которого нарушено, вследствие совершенного в отношении него преступления, может требовать полного возмещения убытков в том случае, если преступление совершено с прямым умыслом, в иных случаях лицом лицо имеет право на возмещение реального ущерба.

1. Бажанов А.В. Возмещение имущественного вреда реабилитированному в уголовном судопроизводстве. Дисс. канд. юрид. наук. М., 2011. 254 с.

2. Гражданский кодекс РФ: фед. закон от 30.11.1994 N 51-ФЗ // [ Электронный ресурс ] Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс» (с изм. и доп. 06.04.2015).

3. Пешкова О.А. Соотношение понятий «вред», «убытки», «ущерб» . Мировой судья . 2010. № 7

4. Уголовный кодекс РФ: фед. закон от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ // [ Электронный ресурс ] Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс» (ред. от 01.05.2016).

Поступила в редакцию 27.06.2016 г.

[1] Уголовный кодекс РФ:фед. закон от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ // [ Электронный ресурс ] Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс» (ред. от 01.05.2016).

[2] Гражданский кодекс РФ: фед. закон от 30.11.1994 N 51-ФЗ // [ Электронный ресурс ] Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс» (с изм. и доп. 06.04.2015).

[3] Пешкова О.А. Соотношение понятий «вред», «убытки», «ущерб» . Мировой судья . 2010. № 7

[4] Бажанов А.В. Возмещение имущественного вреда реабилитированному в уголовном судопроизводстве. Дисс. канд. юрид. наук. М., 2011. 254 с.

[5] [Электронный ресурс] Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс».

§ 1. Понятие и виды вреда, причиненного преступлением

В гражданском, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России используются два близких по содержанию термина: «вред» и «ущерб». Рассмотрим значения этих терминов.

Согласно толковому словарю Вл. Даля, в русском языке «вред» означает последствия всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякое нарушение прав личности или собственности, а ущерб – это урон, убыток, трата, убыль, умаленье.

В соответствии с толкованием, данным в словаре С. И. Ожегова, вред – это ущерб, порча, а ущерб – потеря, убыток, урон.

Таким образом, значения данных понятий несколько отличаются: ущерб означает имущественные последствия какого-либо деяния, а вред, наряду с этим, подразумевает и нравственные страдания, причиненные соответствующим деянием.

В гражданском законодательстве понятие «вред» используется преимущественно для обозначения негативных последствий для жизни и здоровья человека, а также морального вреда (физических и нравственных страданий). Но, наряду с неимущественными, термин «вред» обозначает и негативные имущественные последствия.

Например, вред, причиненный вследствие недостатков товаров, работ или услуг (ст. 1095 ГК РФ), может включать как имущественные, так и неимущественные последствия. Вред, причиненный транспортному средству (ст. 639 ГК РФ), – это исключительно имущественные последствия.

Таким образом, вред в гражданском праве – это как имущественные, так и неимущественные негативные последствия для лица (собственника, арендатора).

Термин «ущерб» в гражданском праве означает негативные имущественные последствия. Эта категория связана с таким понятием как «убытки», которое раскрывается в ст. 15 ГК РФ. Под убытками понимаются:

расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права;

утрата или повреждение имущества;

неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как следует из буквального толкования нормы, предусмотренной ст. 15 ГК РФ, а также из разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, первая и вторая из вышеназванных составляющих образуют реальный ущерб (см. постановление от 1 июля 1996 г. Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ»).

Анализируя упомянутые выше понятия, дореволюционный ученый-цивилист Г.Ф. Шершеневич отмечал следующее: «Вред, понесенный имуществом, и состоящий в уменьшении его ценности, называется убытками, под которыми никак нельзя понимать нравственный вред… Убытки, заключающиеся в уменьшении ценности имущества сравнительно с той, какую оно имело до правонарушения, представляют действительный ущерб, например, в случае поджога дома, кражи хлеба с гумна и т.п.».

В данном случае ущерб понимается как имущественный вред.

Таким образом, ущерб в гражданском праве – это имущественный вред, причиненный в результате утраты или повреждения имущества.

В уголовно-процессуальном праве последствия преступления обозначаются как вред, который имеет следующие разновидности: физический, имущественный и моральный вред – для физических лиц; вред имуществу и деловой репутации – для юридических лиц (ст. 42 УПК РФ).

В целях изучения деятельности следователя по обеспечению возмещения вреда мы будем опираться, прежде всего, на разновидности вреда, определенные уголовно-процессуальным законом: имущественный вред, физический вред и моральный вред.

Для того, чтобы определить характер и размер вреда, причиненного преступлением, необходимо исследовать обстоятельства дела и собрать достаточные доказательства.

К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВРЕДА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ

Одним из обстоятельств, подлежащих установлению в ходе предварительного расследования, является характер и размер вреда, причиненного преступлением (ст. 73 УПК РФ). Определение вида и размера причиненного вреда имеет значение не только для решения вопроса о его возмещении потерпевшему, но и для квалификации преступления, его отграничения от административного правонарушения, так как эти деяния отличаются степенью общественной опасности, выраженной, прежде всего, в размере причиненного вреда (ущерба).

Проанализируем, какие виды вреда причиняются совершением преступлений против собственности и как надлежит их исчислять.

Прежде всего обратимся к общим положениям гражданского права, а также разделу о деликтах (обязательствах вследствие причинения вреда). К перечню способов защиты гражданских прав согласно ст. 12 ГК РФ относятся возмещение убытков и компенсация морального вреда. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В то же время в нормативных правовых актах, составляющих базу наук антикриминального цикла, законодатель использует термин «вред», на практике различая при этом материальный, физический и моральный вред. Можно провести параллель между понятиями реального ущерба в гражданском праве и материального вреда — в уголовном. Под материальным вредом традиционно понимают стоимость утраченной вещи (иного охраняемого объекта), которой лишился собственник (иное лицо, владеющее ею на основании вещного или обязательственного права), с учетом амортизационного износа. Таким образом, по сути, под материальным вредом и подразумевается один из видов реального ущерба, который несет физическое или юридическое лицо вследствие неправомерных действий третьих лиц. Потерпевшие по делам о преступлениях против собственности могут восстановить свое нарушенное право путем предъявления иска о возмещении ущерба, причиненного преступлением, как в порядке ст. 44 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в суде, так и в рамках гражданского судопроизводства после вынесения обвинительного приговора судом.

В научной литературе также проводятся сравнения терминов «ущерб» и «вред», причиненные преступлением. Так, М. Г. Жилкин отмечает, что «рассматривая категорию “ущерб” в сравнении с другими наиболее часто встречающимися понятиями, с помощью которых в Уголовном кодексе РФ описаны последствия преступлений — “последствия” и “вред”, …в нормах Общей части УК РФ эти термины используются для обозначения всех негативных изменений в объекте уголовно-правовой охраны, то есть являются носителями тождественных понятий, а в нормах Особенной части УК РФ наблюдается относительная дифференциация исследуемых терминов. При этом термин “ущерб”, как правило, используется для описания последствий предметного (материального) характера, «вред» — субъектного (личного) характера; «последствия» — неопределенно широкого круга последствий»(1). Таким образом, автор полагает, что для преступлений в сфере экономики материальный вред надлежит отождествлять с термином «ущерб», несмотря на то, что законодателем также используется такая правовая категория, как «значительный вред».

По делам о преступлениях против собственности, прежде всего различных формах хищения, материальный вред вследствие совершения кражи, грабежа или разбойного нападения определяется на основании стоимости похищенного объекта, зафиксированной в платежных документах собственника (кассовый, товарный чек, выписки с банковского счета, если оплата покупки производилась посредством безналичных расчетов).

Однако собственники не всегда сохраняют указанные документы ввиду давности приобретения вещи, истечения срока гарантии, по другим причинам. В этом случае, если похищены транспортные средства, бытовая техника, мобильные средства связи, компьютерные устройства и другая электроника, следователь может обратиться в торговые точки и ломбарды, чтобы получить информацию об их стоимости в форме соответствующей справки, сделать запрос в страховую компанию или провести выемку полиса КАСКО на транспортное средство, где будет указана стоимость автомобиля (при наличии страховки, как правило, на новые автомобили), привлечь специалиста-оценщика, который составит соответствующее заключение, учтя снижение стоимости объекта с учетом амортизационного износа, или назначить товароведческую экспертизу.

Согласно п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 при отсутствии сведений о цене похищенного имущества его стоимость может быть установлена на основании заключения эксперта-товароведа. Товароведческая экспертиза исследует продовольственные и непродовольственные товары, упаковку и тару, сырье и полуфабрикаты, а также документы на товары, указывающие на условия производства, хранения, транспортировки и использования товаров, и часто проводится в комплексе с трасологическими, судебными экспертизами веществ и материалов(1).

Если предметом совершения мошеннических действий является дорогостоящий объект, в частности недвижимость, то учитывается его рыночная стоимость, а не инвентаризационная или указанная в договоре купли-продажи. В соответствии с п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51, определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления.

При установлении размера мошенничества судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Гораздо сложнее определить стоимость объекта, похищенного в результате совершения действий мошеннического характера, если предметом хищения явилось предприятие как имущественный комплекс, его нематериальные активы в виде результатов интеллектуальной деятельности, бездокументарные ценные бумаги и другие предметы, не имеющие материальной формы, но права на которые закреплены на материальных носителях, явившихся предметом фальсификации.

Причиняя ущерб физическому или юридическому лицу в результате совершения мошенничества, особенно в сфере экономической деятельности, преступники, как правило, заранее оценивают свой потенциальный объект хищения, чтобы определить целесообразность его совершения. Во-первых, узнать стоимость активов хозяйствующего субъекта можно из данных бухгалтерского учета и финансовой отчетности, доступ к которым имеют определенные сотрудники организации, акционеры, а также контролирующие органы (налоговая инспекция и др.). Однако в организациях далеко не всегда все объекты ставятся на бухгалтерский учет, что связано с особенностями правового регулирования их обращения в гражданском обороте. Применяя в процессе ежедневной производственной деятельности ноу-хау, руководство организации часто не задумывается, какой вред причинит разглашение этой информации, которая, безусловно, составляет коммерческую тайну этого юридического лица. В данном случае можно говорить о совершении действий, связанных не с хищением какого-либо объекта, т. е. информации, а о другом преступлении — разглашении коммерческой тайны (ст. 183 УК РФ).

В этой связи заслуживает внимания позиция Ю. В. Тунцевского, сформулированная им относительно вопроса возмещения ущерба за нарушения исключительных прав на средства индивидуализации товаров, заключающаяся в том, что «рассчитывая сумму ущерба от нарушения исключительных прав на СИТ(1), следует использовать такой экономический показатель, как действующие цены на продукцию, аналогичную контрафактной. Убытки могут определяться по принципу: одна единица товара (продукции), реализованная с использованием чужого то­варного знака, приравнивается к одной единице товара (продукции), не реализованной владельцем знака (правообладателем)»(2). Данный вопрос является актуальным и при мошенническом завладении предприятием как имущественным комплексом, когда виновные лица в дальнейшем производят его отчуждение или части активов, полученных преступным путем.

Во-вторых, стоимость определенных активов можно определить на основании заключения специалиста-оценщика. Многие предприниматели, намеривающиеся приобрести какое-либо предприятие, или учредители юридического лица при наличии угрозы его банкротства проводят процедуру due diligence, т. е. оценку финансового состояния организации с учетом различных факторов, которая представляется заказчику этой процедуры в виде развернутого заключения. Эти данные следователь может использовать для определения стоимости похищенных активов.

В-третьих, хищения дорогостоящих объектов, в том числе нематериальной природы, совершаются с целью их дальнейшей перепродажи с созданием фигуры добросовестного приобретателя, в связи с чем в договорах об отчуждении этих объектов отражаются все необходимые реквизиты и существенные условия, чтобы создать видимость законности сделки. Часто следователи руководствуются именно этой стоимостью.

В-четвертых, можно провести экспертное исследование финансово-экономичес-кого характера для определения стоимости похищенного предприятия или какой-либо из его составляющих как имущественного комплекса.

На практике отсутствует однозначная позиция относительно определения причиненного вреда вследствие действий мошеннического характера с акциями или долями. Важность этого вопроса обуславливается особой общественной опасностью рейдерских захватов организаций.

Если речь идет о совершении хищения акций, являющихся ценными бумагами бездокументарной формы, причиненный собственнику ущерб оценивается исходя из их рыночной стоимости, зафиксированной в договоре купли-продажи добросовестному приобретателю или на основании отчета независимого оценщика, если виновными лицами не были предприняты действия по легализации преступного дохода.

При рассмотрении в суде дела по факту мошеннических действий членами организованной преступной группы во главе Л. с долями ООО «Ф» и ООО «Д»(3) сторона защиты сформировала правовую позицию, сводившуюся к тому, что доли участия в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью являются правом на имущество, вследствие чего не могут быть признаны имуществом.

Однако согласно положениям ч. 1 ст. 2 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ с изм. обществом с ограниченной ответственностью признается созданное одним или несколькими лицами хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли; участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им долей в уставном капитале общества.

Уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости долей его участников. Размер доли участника общества в уставном капитале общества определяется в процентах или в виде дроби. Размер доли участника общества должен соответствовать соотношению номинальной стоимости его доли и уставного капитала общества. Действительная стоимость доли

участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли (чч. 1, 2 ст. 14 указанного Федерального закона). При этом доля участия лица в уставном капитале может быть предметом договора уступки права требования, оцениваться в нем исходя из стоимости активов организации. Поэтому доводы стороны защиты о невозможности отнесения доли в ООО в понятие «имущество» явились несостоятельными и не были приняты судом во внимание.

В рассматриваемой ситуации с момента создания до совершения преступления доля потерпевшего не переоценивалась в ООО. В процессе судебного разбирательства в ходе проведенных оценок имущества потерпевшего в консалтинговом заключении, заключениях специалистов и экспертов предлагались варианты от 4 миллионов рублей до 159 миллионов рублей. Однако суд принял во внимание стоимость долей, похищенных у потерпевшего, зафиксированную в договоре уступки права требования, заключенном преступниками с третьими лицами в целях легализации похищенного имущества, в котором была указана сумма, эквивалентная не менее 2 276 536 долларов 81 цента США, т. е. не менее 63 743 030 рублей 70 копеек.

Законодатель дифференцировал различные виды мошенничества, выделив их в отдельные статьи УК РФ. При совершении мошенничества в сфере кредитования (ст. 1591 УК РФ), а также сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ст. 1594 УК РФ) размер причиненного вреда определяется денежной суммой неисполненных обязательств, выраженной в рублях и зафиксированной сторонами в договоре (кредитования, купли-продажи, в частности поставки, и др.).

При совершении мошенничества при получении выплат, заключающегося в фальсификации гражданином сведений о своем статусе для получения выплат или умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат (смерть гражданина, достижение совершеннолетнего возраста, отчисление из вуза и др.), размер причиненного вреда следует исчислять на основании суммы полученных гражданином выплат, установленной законами и иными нормативными правовыми актами. Эти данные можно проверить исходя из анализа решения о назначении выплат, сведений об их получении, представленных почтовым отделением, отделением Сберегательного банка РФ, иной кредитной организацией.

Размер вреда от мошенничества с использованием платежных карт определяется в зависимости от стоимости произведенных покупок, зафиксированной в бухгалтерских документах организации, кассовом чеке, банковских документах.

При совершении мошенничества в сфере страхования вред оценивается как размер страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу, определить который можно исходя из договора страхования, правил страхования, страхового полиса, платежных документов.

При мошенничестве в сфере компьютерной информации вред определяется по общим правилам — исходя из стоимости похищенного имущества или приобретенного права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

В нормах гл. 21 УК РФ используется следующая классификация вреда, причиненного преступлением: значительный ущерб, крупный размер, особо крупный размер, причем размер указанных видов вреда варьируется в зависимости от вида преступления. Так, при совершении мошенничества в сфере кредитования крупным размером ущерба признается стоимость имущества, превышающая 1,5 миллиона рублей, а особо крупным — 6 миллионов рублей. В то же время по общему правилу для преступлений против собственности крупный размер ущерба составляет стоимость имущества, превышающая 250 тысяч рублей, а особо крупным — один миллион рублей.

Примечательно, что относительно значительного размера ущерба в примечании к ст. 158 УК РФ сформулировано правило, согласно которому значительный ущерб гражданину в статьях указанной главы определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 рублей.

В большинстве статей гл. 21 УК РФ в качестве вреда от преступного посягательства рассматривается

реальный ущерб. Дискуссионным считается вопрос относительно включения в размер ущерба упущенной выгоды. Так, если лицо незаконно получило кредит на основании фальсифицированных документов и не вернуло в срок банку указанную сумму денежных средств и проценты за пользование ими, предусмотренные договором кредита, то с криминалистической точки зрения сумму кредита надлежит рассматривать как реальный ущерб, а проценты за пользование денежными средствами — как упущенную выгоду банком. В гражданско-правовом же смысле в качестве упущенной выгоды могли быть дополнительные денежные средства в виде процентов от других клиентов, с которыми банк мог бы заключить договор кредита, если эта сумма была бы возвращена в срок. Таким образом, размер и вид выплат, включаемых в понятие упущенной выгоды, с точки зрения гражданского и уголовного права различаются.

Примечательно, что при рассмотрении вопроса о наличии всех обстоятельств, подлежащих установлению по делам о причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 165 УК РФ), необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, т. е. неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в ст.ст. 194, 198 и 199 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии, или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта(1).

Помимо материального вреда в результате совершения разбойного нападения возможно причинение потерпевшему физического вреда, который будет определяться исходя из степени тяжести полученных повреждений, времени нахождения лица на листке нетрудоспособности, типе полученных повреждений, утрате некоторых органов, а также общей или специальной трудоспособности. Вопрос о компенсации физического вреда будет решаться исходя из средств, затраченных на лечение гражданина с учетом определенных полисом обязательного медицинского страхования и нормативными правовыми актами органов здравоохранения, компенсированных страховой медицинской компанией.

Возмещение морального вреда производится в случаях, предусмотренных законом, т. е. исходя из характера и степени тяжести физического вреда. Моральный вред в результате совершения других форм хищения не подлежит возмещению. Пожилые лица, являющиеся потерпевшими по делам о кражах, действиях мошеннического характера, часто ссылаются при рассмотрении уголовного дела в суде на ухудшение самочувствия, обострение хронического заболевания. Однако для компенсации морального вреда необходимо устанавливать наличие причинно-следственной связи между состоянием здоровья человека и совершенными действиями преступного характера, что возможно сделать только на основании заключения судебно-медицинской экспертизы. В результате проведенного исследования, как правило, эксперт ссылается на невозможность установить наличие такой причинно-следственной связи.

Таким образом, по делам о преступлениях против собственности размер материального вреда определяется в соответствии с фактической стоимостью похищенного имущества, а при его отсутствии — на основании заключения эксперта. Если виновные при этом не совершили посягательство на жизнь (здоровье) потерпевшего, в обвинительном заключении должен быть указан только материальный вред, который включает в себя реальный ущерб и лишь в отдельных случаях — упущенную выгоду в криминалистическом понимании этого термина.

Имущественный вред в уголовном праве это

Право / 6.Борьба с экономическими преступлениями.

Соискатель Петрикина А.А.

Московская академия экономики и права

О соотношении понятий «вред» и «ущерб» в уголовном процессе

По данным статистики, ежегодно каждый десятый житель России становится жертвой того или иного преступления и в соответствии с установленным порядком признается «потерпевшим». Столь значительное количество лиц, относимых к этой категории, как представляется, делает весьма актуальным вопрос о том, насколько защищены их процессуальные и иные права.

Лица, признанные потерпевшими, крайне редко обращаются за защитой своих прав соответствующие компетентные органы. Нарушение прав потерпевших носит латентный характер и соответственно далеко не всегда осознается самими потерпевшими. Анализ действующего законодательства, призванного защитить права потерпевших, позволяет говорить о его недостаточной эффективности.

Возмещению подлежит вред, причиненный личности или имуществу гражданина.

Вред, который может быть оценен в деньгах, – это имущественный вред. На протяжении длительного времени понятие «вред» в советском законодательстве ассоциировалось только с имущественным вредом, поскольку возмещению подлежал лишь такой вред.

Имущественный вред может возникнуть при нарушении как имущественных, так и неимущественных благ (прав). [1] Так, например, если вред причинен жизни или здоровью гражданина (его неимущественным благам), возникает имущественный вред, который выражается в утрате заработной платы (иных доходов), необходимости несения расходов на восстановление здоровья (оплата лекарств, санаторного лечения, протезирования и т.п.). Точно так же распространение порочащих, не соответствующих действительности сведений в отношении гражданина может повлечь увольнение его с работы, а следовательно, и причинение имущественного вреда.

Вред, который не может быть оценен в деньгах, – это неимущественный вред. Он возникает, как правило, при нарушении личных неимущественных благ (прав) граждан, но может возникнуть и при нарушении имущественных прав. В юридической литературе и законодательстве неимущественный вред именуется моральным, под которым понимаются физические и нравственные страдания, переживаемые гражданином.

При причинении имущественного вреда действует общий принцип полного его возмещения. Лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить его в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки. Убытки подсчитываются по общим правилам, предусмотренным ст. 15 ГК РФ. Речь идет о возмещении реального ущерба и упущенной выгоды.

В постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8разъяснено, что «под реальным ущербом подразумеваются не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Размер упущенной выгоды (неполученного дохода) должен определяться с учетом затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено».

Убытки возмещаются по ценам на день их добровольного возмещения либо на день предъявления иска, а по усмотрению суда – на день вынесения решения.

Причинение физического вреда личности практически всегда связано с увечьем или иным повреждением здоровья, а также причинением смерти. Сам вред, причиненный гражданину, это – уменьшение способности к труду по определенной профессии.

Ст. 15 п. 2 ГК «…Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)….».

Получается, что понятие «вред» гораздо шире по своему значению, нежели понятие «ущерб».

Основной и первостепенной задачей правосудия является наказание лица, преступившего законы государства. Именно по этой причине обвинитель в суде выступает от имени государства или всего народа. Правосудие, однако, не может считаться свершившимся, если при его отправлении не были обеспечены права и законные интересы потерпевшего от преступления. Ведь наказание преступника и обеспечение прав потерпевшего от преступления — не всегда одно и то же.

В настоящее время правам потерпевших уделяется большое внимание. Статья 52 Конституции Российской Федерации гласит: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба». Соответственно статья 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации определяет защиту прав потерпевших как первоочередную задачу уголовного судопроизводства. На деле, однако, и в настоящее время по многим процессуальным позициям потерпевший поставлен в неравное положение с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым и, таким образом, фактически рассматривается как второстепенный участник уголовного процесса, что позволяет говорить о неполной реализации как принципа равенства сторон в уголовном судопроизводстве, так и принципа состязательности. Объясняется столь противоестественное положение вещей достаточно просто. Установленные факты нарушений прав подозреваемого, обвиняемого или подсудимого могут сделать неприемлемыми собранные следствием доказательства по делу и в конечном счете существенно повлиять на судебное решение. Напротив, нарушение прав потерпевшего на судебное решение никак не влияет. Видимо, по этой причине не предусмотрено и никаких санкций за нарушение прав потерпевшего.

Сложившийся дисбаланс начал постепенно изменяться лишь в последние десятилетия. В результате сегодня считается общепризнанным, что процесс отправления уголовного судопроизводства должен быть справедливым не только к правонарушителям, но и к их жертвам. Именно поэтому применение в уголовном процессе понятия «вред» от совершенного преступления можно считать наиболее целесообразным. Для этого законодательство должно регулировать отношения не только между государством и обвиняемым, но и между обвиняемым и потерпевшим, а также между государством и потерпевшим. Иными словами, уголовному правосудию необходимо решать задачу достижения равновесия между законными интересами трех сторон — государства, обвиняемого и потерпевшего. При этом нельзя не отметить, что интересы государства защищаются органами прокуратуры, интересы обвиняемого — адвокатом, в то время как потерпевшие имеют возможность отстоять свои права и законные интересы с помощью адвоката лишь в редких случаях. Ведь, как ни парадоксально, у потерпевшего нет права воспользоваться услугами бесплатного защитника. Такое право предусмотрено только для обвиняемого.

В целом же нельзя не констатировать, что права, предоставляемые обвиняемому в интересах обеспечения процессуальной справедливости уголовного судопроизводства, весьма велики. Они, в частности, включают в себя: право не подвергаться произвольному аресту, задержанию, обыску или конфискации; быть осведомленным о характере предъявленного обвинения и доказательствах вины; право на юридическую помощь; на публичное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; на дачу показаний и вызов свидетелей; на проверку показаний свидетелей обвинения и обжалование принятых решений; на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями по уголовному преследованию, и пр.

Понятно, что некоторые из предоставляемых обвиняемому прав потерпевшему просто не нужны. Вместе с тем потерпевшему следует, конечно, обеспечить не только уважительное отношение и понимание, но также и полную реализацию прав: на обращение в службы поддержки и реабилитации; на получение информации о ходе разбирательства по уголовному делу; на участие в процессе принятия решений; на помощь адвоката; на личную безопасность и защиту от вмешательства в частную жизнь, наконец, на компенсацию причиненного преступлением вреда как обвиняемым, так и государством.

Литература

1. Клочков А.В. Компенсация морального вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов // Современное право. – 2004. – № 11.

2. Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. – М., 2002.

3. Кособродов В.М. Обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, как мера социальной защиты прав и интересов потерпевшего // Адвокат. – 2004. – № 7. – С. 19.

Смотрите еще:

  • Гражданский кодекс как список литературы Гражданский кодекс как список литературы Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994г. №51-ФЗ // Собрание законодательства […]
  • Ч3ст 30 ук рф Размер наказания по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ По существу заданного вопроса сообщаем следующее. Согласно п. «г» ч. 4 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 […]
  • Ст 51 131-фз Статья 50 131-ФЗ - Муниципальное имущество 1. В собственности муниципальных образований может находиться: 1) имущество, предназначенное для решения установленных настоящим Федеральным […]
  • Мусульманская религиозная система права Мусульманская правовая семья Мусульманская семья права В эту группу входят страны Арабского Востока и некоторые африканские страны (например, Нигерия). К мусульманской семье права […]
  • Алименты превышают доходы Алименты превышают доходы Оставьте свои контактные данные Оставьте свой вопрос НУЖЕН СОВЕТ ЮРИСТА? ЗАКАЖИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ В BITLEX Сервисом Bitlex было рассмотрено Ваше обращение и […]
  • Ст 191 тк комментарии Статья 191. Поощрения за труд Работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной […]