Приговоры по ч2 ст 109 ук рф

Приговоры по ч2 ст 109 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Ульяновск 28 июня 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Малышева Д.В.,

судей Старостина Д.С. и Геруса М.П.,

с участием прокурора Скотаревой Г.А.,

адвоката Медведкина И.А.,

при секретаре Шамшетдиновой А.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Лысяковой С.А. на приговор Заволжского районного суда г. Ульяновска от 11 мая 2017 года, которым

*** судимый приговором Заволжского районного суда г. Ульяновска от 17 июля 2012 года по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 10 месяцев. Постановлением этого же суда от 15 января 2013 года испытательный срок продлен на 1 месяц, а постановлением от 30 июля 2013 года условное осуждение отменено, направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев в исправительную колонию общего режима, освобожден условно-досрочно 21 августа 2015 года постановлением Заволжского районного суда г. Ульяновска от 10 августа 2015 года на неотбытый срок 5 месяцев 19 дней,

осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 10 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Явкину Е.Н. в виде заключения под стражу оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания постановлено исчислять с 11 мая 2017 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Явкина Е.Н. под стражей в качестве меры пресечения с 17 ноября 2016 года по 10 мая 2017 года.

Приговором решены вопросы, связанные с процессуальными издержками и вещественными доказательствами.

Заслушав доклад судьи Старостина Д.С., выступления участников процесса, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Явкин Е.Н. судом признан виновным в причинении смерти Я*** Ф.Ф. по неосторожности.

Преступление совершено в период времени с 18 часов 00 минут 16 ноября 2016 года до 06 часов 11 минут 17 ноября 2016 года в г. Ульяновске при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении прокурор Лысякова С.А. считает приговор незаконным и необоснованным, поскольку суд в нарушение ст. 307 УПК РФ недостаточно полно мотивировал квалификацию совершенного преступления и размер назначенного Явкину Е.Н. наказания. В приговоре судом сделан необоснованный вывод о том, что суд не находит оснований для признания Явкина Е.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку исследованные доказательства свидетельствуют о том, что именно от умышленных действий осужденного был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшей Я*** Ф.Ф. Для квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ суду следовало установить, что смерть потерпевшей наступила в результате неосторожных действий. При этом в качестве подозреваемого Явкин Е.Н. давал показания о том, что он нанес серию ударов по лицу потерпевшей, после последнего удара она упала на спину, «перелетев» через разложенный диван, ударилась головой и шеей о пол. Эти показания свидетельствуют именно об умышленных действиях Явкина Е.Н., в результате которых потерпевшей и был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности ее смерть, в связи с чем эти действия суду следовало квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Эти обстоятельства, как полагает автор апелляционного представления, полностью подтверждаются и выводами судебных медицинских экспертиз № *** от 13.12.2016 и № *** от 12.01.2017, поскольку не исключается возможность причинения потерпевшей всего комплекса повреждений при обстоятельствах, указанных Явкиным Е.Н. при допросе в качестве подозреваемого 17.11.2016, а также при проведении с его участием проверки показаний на месте и следственном эксперименте.

Падение Я*** Ф.Ф. и получение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности ее смерть, стало возможным после множественных ударов кулаком в область головы, нанесение которых не отрицается самим осужденным, а также подтверждается и выводами проведенной в ходе судебного разбирательства комиссионной судебной медицинской экспертизы № *** от 03.05.2017.

В связи с этим считает, что оснований для квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ у суда не имелось.

Кроме этого, при назначении наказания суд не в полной мере учел обстоятельства, указанные в ч. 3 ст. 60 УК РФ, а также отрицательные данные о личности осужденного, наличие у него судимости, неоднократные приводы в полицию за избиение своей матери, нахождение на учете в наркологическом диспансере.

Необоснованно учел суд в качестве смягчающих наказание обстоятельств активное способствование раскрытию и расследованию преступления, поскольку признание вины таковым не является. Также не имелось оснований и для признания смягчающим наказание обстоятельством оказания содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в изобличении лиц, совершивших иные преступления, поскольку такое содействие не имеет отношения к настоящему уголовному делу. *** ребенка, поскольку ребенок родился в период нахождения Явкина Е.Н. под стражей и не находился на его иждивении, какой-либо помощи осужденный ребенку не оказывает и воспитанием его не занимается.!% В связи с этим назначенное наказание считает несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. Просит отменить приговор и вынести новый обвинительный приговор.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

— прокурор Скотарева Г.А. поддержала доводы апелляционного представления, просила приговор отменить;

— адвокат Медведкин И.А. возражал против доводов апелляционного представления, обосновав их несостоятельность, просил приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, заслушав выступления участников процесса, судебная коллегия считает, что приговор суда является законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда первой инстанции о виновности Явкина Е.Н. в совершении вышеуказанного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности всесторонне исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

Объективный анализ исследованных судом доказательств, в том числе показаний осужденного Явкина Е.Н., потерпевших, свидетелей, а также результатов следственных действий, отраженных в протоколах осмотра места происшествия, проверки показаний, следственного эксперимента, выводов заключений судебных медицинских экспертиз и других доказательств, подробно изложенных в приговоре, дал суду основания сделать верные выводы о виновности Явкина Е.Н. в причинении смерти Я*** Ф.Ф. по неосторожности.

Положенные в основу приговора доказательства, на основании которых суд сделал обоснованные выводы о виновности осужденного, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны допустимыми и достоверными.

Фактические обстоятельства совершенного Явкиным Е.Н. преступления сторонами не оспариваются.

Судом на основании исследованных доказательств объективно установлено, что Явкин Е.Н., находясь в своей квартире, в ходе возникшего на почве личных неприязненных отношений конфликта умышленно нанес своей матери Я*** Ф.Ф. множественные удары кулаками по правому и левому плечу, а также в голову потерпевшей, *** Ф.Ф. ушибленную рану на нижнем веке правого глаза, которая квалифицируется как легкий вред здоровью, а также кровоподтеки на веках глаз, в области подбородка и плеч, кровоизлияния в белочную оболочку глаз, кровоизлияния и разрывы слизистых губ, которые как вред здоровью не расцениваются.!%

В результате данных дейстий Явкина Е.Н., который не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий в виде смерти Я*** Ф.Ф., хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности, должен был и мог предвидеть эти последствия, потерпевшая упала, ударившись головой и шеей о пол, получив в результате падения закрытую тупую травму шейного отдела позвоночника, квалифицирующуюся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшую смерть потерпевшей.

Вопреки доводам апелляционного представления, судебная коллегия полагает, что данные преступные действия Явкина Е.Н. судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности.

Так, исходя из диспозиции ч. 4 ст. 111 УК РФ, необходимо установить, что виновный, совершая насильственные действия, имел умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то есть предвидел такие последствия своих действия и желал либо сознательно допускал их наступление.

Установленные судом обстоятельства настоящего уголовного дела свидетельствуют о том, что такого умысла у Явкина Е.Н. не было.

Характер же действий Явкина Е.Н. дает основание сделать вывод, что, нанося Я*** Ф.Ф. удары руками, не применяя какие-либо предметы, он не имел намерения причинить ее здоровью тяжкий вред, эти его удары сами по себе не причинили тяжкого вреда здоровью потерпевшей, осужденный при этом не предвидел возможность причинения потерпевшей закрытой тупой травмы шейного отдела позвоночника и наступления смерти, однако при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть падение потерпевшей, которое могло повлечь вред здоровью, в том числе и опасный для жизни, а также наступление смерти.

Обстоятельства, при которых Явкиным Е.Н. совершено преступление, свидетельствуют о том, что получение потерпевшей тяжкого вреда здоровью и наступление смерти явились результатом не нанесенных потерпевшей ударов, а последствием падения, о чем свидетельствуют последовательные показания осужденного, данные им в ходе предварительного следствия, на которые также ссылается и государственный обвинитель в апелляционном представлении.

Судебная коллегия отмечает, что, как следует из показаний осужденного, подтвержденных им в ходе проверки показаний на месте и следственного эксперимента, которые стороной обвинения не опровергнуты и не оспариваются также в апелляционном представлении, в момент нанесения ударов потерпевшая находилась около разложенного дивана, и в ходе падения имелось соприкосновение тела потерпевшей с диваном, что также подтверждает отсутствие у Явкина Е.Н. умысла на причинение потерпевшей тяжкого вреда в результате ее падения.

Об этом, вопреки доводам апелляционного представления, свидетельствуют и выводы заключений судебных медицинских экспертиз, в том числе комиссионной судебной экспертизы, назначенной и проведенной в ходе судебного разбирательства, согласно которым телесное повреждение, стоящее в причинной связи со смертью Я*** Ф.Ф., могло быть получено только в результате падения потерпевшей и ударе о пол. При этом судом установлено, что умысла на причинение данного повреждения у Явкина Е.Н. не было. От умышленных действий Явкина Е.Н. (ударов кулаками) могли образоваться только повреждения не состоящие в причинной связи со смертью, что исключает квалификацию действий Явкина Е.Н. по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Из заключения комиссионной судебной медицинской экспертизы по материалам дела № *** от 03.05.2017 следует, что причиной смерти потерпевшей явилась закрытая тупая травма шейного отдела позвоночника и спинного мозга, ***

Данная закрытая тупая травма шейного отдела позвоночника и спинного мозга квалифицируется как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшая смерть.

Обнаруженная на трупе потерпевшей ушибленная рана нижнего века правого глаза носит признаки причинения легкого вреда здоровью, как травма, способная повлечь кратковременное расстройство здоровья.

Остальные повреждения, выявленные при экспертизе трупа, расстройства здоровью не влекут.

Закрытая тупая травма шейного отдела позвоночника и спинного мозга образовалась от воздействия травмирующего предмета в область задней поверхности шеи.

Учитывая характер и локализацию повреждений, давность их причинения и механизм образования, данные представленных материалов уголовного дела, комиссия экспертов пришла к выводам, что в срок и при обстоятельствах, изложенных и продемонстрированных Явкиным Е.Н., ***

Как верно указал суд приговоре, выводы заключения комиссионной судебной медицинской экспертизы № *** от 03.05.2017 не противоречат выводам заключений эксперта №*** от 13.12.2016 и № 1 от 12.01.2017, а лишь дополняют и конкретизируют их, в связи с чем все указанные заключения экспертиз обоснованно были взяты судом в основу доказанности виновности осужденного в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ. Оснований сомневаться в выводах данных экспертиз, проведенных квалифицированными экспертами, у суда не имелось.

При таких обстоятельствах оснований для иной квалификации действий осужденного судебная коллегия также не усматривает.

Квалификация действий Явкина Е.Н. в приговоре мотивирована, основана на совокупности исследованных доказательств, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, нарушений положений ст. 307 УПК РФ, которые являлись бы основанием для отмены приговора, не допущено, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка.

Судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о необходимости назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы.

Так, при назначении наказания судом были учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, влияние назначенного наказания на исправление Явкина Е.Н. и условия жизни его семьи, а также сведения о его личности, имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в приговоре.

Оснований для исключения по доводам апелляционного представления из числа смягчающих наказание обстоятельств активного способствования раскрытию и расследованию преступления, *** ребенка!%, оказание осужденным содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность в изобличении лиц, совершивших иные преступления и розыске имущества, добытого в результате преступлений, судебная коллегия не находит, поскольку, признание их таковыми судом являлось обоснованным, что соответствует требованиям ст. 61 УК РФ, которыми руководствовался суд.

В полной мере судом при назначении наказания учтены и сведения о личности осужденного.

Учитывая в совокупности характер и степень общественной опасности преступления, а также данные о личности виновного, характеризующегося отрицательно, злоупотребляющего спиртными напитками, состоящего на профилактическом наблюдении в наркологическом диспансере, суд в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ обоснованно признал обстоятельством, отягчающим наказание Явкина Е.Н., совершение им преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением ***, что подробно мотивировал в приговоре.

Достаточных оснований для признания каких-либо иных обстоятельств, смягчающими либо отягчающими наказание, не имеется.

Выводы суда о необходимости назначения реального лишения свободы, а также об отсутствии возможности для условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ, в приговоре мотивированы.

Основания для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, назначения наказания с применением положений стст. 53.1, 64 УК РФ отсутствуют.

Назначенное наказание является справедливым, соответствующим обстоятельствам, тяжести совершенного преступления и личности осужденного, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований как для его ужесточения, так и для смягчения.

Таким образом, оснований для удовлетворения апелляционного представления по изложенным в нем доводам не имеется.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь стст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Заволжского районного суда г. Ульяновска от 11 мая 2017 года в отношении Явкина Е*** Н*** оставить без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.

Причинение смерти по неосторожности было вменено акушеру-гинекологу

В конце февраля 2017 года я представил свои комментарии в отношении врачей: Натальи Новосельцевой и Сергея Хитрина , которым был вынесен обвинительный приговор в совершении преступления согласно ч. 2 чт. 238 УК РФ оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкшие смерть по неосторожности.

Я обратил внимание, что к отношениям в системе обязательного медицинского страхования впервые на территории Омской области была применена именно эта статья Уголовного кодекса . Хотя по сложившейся практике по моим наблюдения ст. 238 УК РФ применяется, прежде всего, к возмездным отношениям, а здесь была система обязательного медицинского страхования .

Осуждёнными были поданы апелляционные жалобы , и 11 мая 2017 года Омский областной суд апелляционные жалобы рассмотрел и вынес следующее решение: Сергея Хитрина в полном объёме оправдали, а в отношении Натальи Новосельцевой обвинительный приговор был переквалифицирован с ч. 2 ст. 238 УК РФ на ч. 2 ст.109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Соответственно, изменилась мера уголовного наказания в виде ограничения свободы на 2 года, что существенно ниже, чем было вынесено по приговору суда первой инстанции. Установлен запрет на право заниматься врачебной деятельностью на 1,5 года.

У меня нет апелляционного приговора, мотивов я не знаю, но, пожалуй, самое важное: Омский областной суд посчитал, что к отношениям в системе обязательного медицинского страхования ст.238 УК РФ применяться не должна.

Думаю, что такой вывод суда станет определённым маяком для судов, которые будут рассматривать подобные дела, связанные с системой обязательного медицинского страхования.

Если у меня появится апелляционное определение, то я непременно дам комментарии по доводам, по которым областной суд переквалифицировал деяние со ст. 238 УК РФ на ст. 109 УК РФ.

А что вы думаете по этому поводу? Почему областной суд изменил квалификацию преступного деяния?

Приговор от 08.09.2014 г. (ст. 109 УК РФ)

ПРИГОВОР ИМЕЕТСЯ НА САЙТЕ СУДА.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Ижевск «8» сентября 2014 года

Индустриальный районный суд г.Ижевска в составе председательствующего судьи Шнита А.А., при секретаре Ажимовой И.Г.,

с участием государственного обвинителя старшего помощника прокурора Индустриального района г. Ижевска Сандракова И.А.,

обвиняемого ФИО7, его защитника адвоката Ихсанова А.Ф., предоставившего удостоверение № и ордер №№,

рассмотрев материалы уголовного дела в отношении:

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ,

ФИО7. причинил смерти по неосторожности ФИО8 при следующих обстоятельствах.

В вечернее время 30 мая 2014 года ФИО7, находясь в квартире, расположенной по адресу …, употреблял спиртные напитки со своим отцом ФИО8

В период времени с 17 часов 30 мая 2014 года по 00 часов 30 минут 31 мая 2014 года на кухне указанной квартиры между ФИО7 и ФИО8, произошёл конфликт, обусловленный противоправным поведением последнего. В ходе конфликта ФИО7 и ФИО8 удерживая друг друга за одежду и толкая, стали двигаться в сторону выхода из кухни. Находясь около выхода из кухни в квартире, по адресу …, ФИО7, удерживая ФИО8 за переднюю часть футболки, с силой толкнул последнего в межкомнатную дверь разделяющую кухню и коридор указанной квартиры. В результате указанных действий стеклянная вставка двери разбилась и один из осколков стекла вошёл ФИО8 в шею с правой стороны.

В результате преступных действий ФИО7, ФИО8 причинены телесные повреждения характера колото-резаной раны правой передне-боковой поверхности шеи с повреждением по ходу раневого канала правой общей сонной артерии, куполов плевры и верхушек легких, осложнившейся развитием геморрагического шока, и причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также телесные повреждения характера ссадин правой щеки, правой боковой поверхности шеи, кровоподтеков левой передне-боковой поверхности грудной клетки, задней и внутренней поверхностей левых плеча и предплечья, задней поверхности левого локтевого сустава, которые вреда здоровью потерпевшего не причинили. Смерть ФИО8 наступила в результате указанной колото-резаной раны правой передне-боковой поверхности шеи с повреждением по ходу раневого канала правой общей сонной артерии, куполов плевры и верхушек легких, осложнившейся развитием геморрагического шока.

Совершая указанные действия, ФИО7 не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий в виде получения ФИО8 ранения, от которого наступила его смерть, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности, учитывая характер совершаемых действий, особенности поверхности двери, должен был и мог предвидеть эти последствия.

Подсудимый ФИО7 виновным себя признал в полном объёме и пояснил, что к нему домой приехали мать ФИО8 и отец ФИО8 С вечера 30 мая 2014 года на кухне мать и отец употребляли коньяк. Отец стал высказывать ему претензии, что он бросил учёбу, просил возобновить учёбу. В момент ссоры отец ударил его по лицу и они сцепились между собой. В этот момент стали кружиться, в следствии чего оттолкнул отца от себя и тот ударился о дверь, от которой откололось стекло и впилась отцу в шею. Стали с матерью оказывать отцу помощь, вызвали скорую помощь, однако, спасти отца не удалось, он скончался. По поводу происшедшего написал явку с повинной, возместил потерпевшей моральный вред, в содеянном преступлении раскаивается.

Вина ФИО7 подтверждается показаниями самого подсудимого, оглашёнными показаниями государственного обвинителя в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ показаниями потерпевшей ФИО8, исследованными письменными доказательствами.

Из оглашённых показаний потерпевшей ФИО8 следует, что она проживала совместно с мужем ФИО8. Проживали они с ним длительное время, у них официально оформлен брак. Кроме мужа, у нее также есть сын ФИО7. У мужа с сыном отношения складывались хорошо, так как на тот момент, когда они расписались, сыну было уже 13 лет, то они решили, что не будут менять его фамилию. В 2012 года сын поступил на заочное отделение . В 2013 года сын собрал вещи и целенаправленно решил уехать в …, чтобы там жить. Сын обосновался в … в съёмной квартире, которая расположена по адресу … 19 мая 2014 года они с мужем по путёвке уехали в …, в …. У них с ним была путевка на 11 дней, после чего они приехали в … к сыну. Они с мужем сходили в магазин, купили продуктов. Сын вернулся с работы около 17 часов, после чего они сели на кухне и начали с ним разговаривать об их поездке. В какой-то момент разговор начался про то, что ФИО7 бросил учебу, что хочет сменить работу. В результате этого между ФИО7 и ФИО8 произошла ссора. Её муж вспылил и ударил сына по лицу. В какой-то момент они начали «кружиться», по часовой стрелке, двигались при этом к выходу из кухни, дверь которого была немного прикрыта. ФИО8 правым боком и спиной ударился в стекло двери, от этого стекло разбилось. Что там происходило, она не видела. В тот момент, когда она подошла к ним у её мужа, шла из шеи кровь. ФИО7 при этом придерживал ФИО8, который падал. Она тут же подбежала к ним. Она тут же попыталась остановить кровь, зажала рану. Они положили ФИО8 на пол, таким образом на ногах ФИО16 стоял только несколько секунд. Пока она пыталась оказать помощь мужу, сын пытался вызвать скорую помощь. Скорая помощь приехала очень быстро, но спасти мужа не смогли (№).

Кроме того, вина подсудимого ФИО7 подтверждается исследованными письменными доказательствами:

явкой с повинной ФИО7 в которой он указал, что в ходе конфликта толкнул своего отца, который упал и стекло межкомнатной двери порезало ему шею (№);

протоколом осмотра места происшествия от 31 мая 2014 года, согласно которому осмотрена квартира, расположенная по адресу … и труп мужчины с ранением в области шеи (т№);

заключением эксперта, согласно которому на трупе ФИО8 обнаружены телесные повреждения характера колото-резаной раны правой передне-боковой поверхности шеи с повреждением по ходу раневого канала правой общей сонной артерии, куполов плевры и верхушек легких, осложнившейся развитием геморрагического шока, и причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также телесные повреждения характера ссадин правой щеки, правой боковой поверхности шеи, кровоподтеков левой передне-боковой поверхности грудной клетки, задней и внутренней поверхностей левых плеча и предплечья, задней поверхности левого локтевого сустава, которые вреда здоровью потерпевшего не причинили. СмертьФИО8 наступила в результате указанной колото-резаной раны правой передне-боковой поверхности шеи с повреждением по ходу раневого канала правой общей сонной артерии, куполов плевры и верхушек легких, осложнившейся развитием геморрагического шока (№);

дополнительным заключением эксперта №№, согласно которому механизм образования у ФИО8 раны и ссадин, указанный ФИО7 в ходе следственных действий с его участием, не противоречит результатам судебно-медицинской экспертизы трупа (№);

протоколом осмотра предметов изъятых в ходе осмотра места происшествия (№);

заключением эксперта №№, согласно которому на майке и футболке обнаружена кровь человека, происхождение её возможно от ФИО8 (№);

заключение эксперта №№, согласно которому на трех осколках стекла из таза, инкубационной трубке, двух осколках стекла с пола, осколке стекла с одежды обнаружена кровь, которая могла произойти от ФИО8 (№);

заключением эксперта №№, согласно которому колото-резаная рана шеи на теле ФИО8 причинена фрагментом узкого удлиненного плоского стекла с острой концевой частью, имевшего длину порядка 8,0-9,0см, ширину порядка 2,0-4,0см и толщину не менее 0,3 см. Данная рана могла быть причинена фрагментом разрушенного стекла, изъятого из складок одеждыФИО8 От действия других фрагментов стекла, представленных на экспертизу, данная рана образоваться не могла (№).

протоколом следственного эксперимента, согласно которому ФИО7ФИО16 продемонстрировал то, как в ночь с 30 на 31 мая 2014 года, находясь в …, он удерживая ФИО8 за одежду толкнул его в стеклянную вставку межкомнатной двери, отчего указанная вставка разбилась и один из осколков вошел в шею ФИО8 (№);

протоколом проверки показаний на месте с участием ФИО7, согласно которому ФИО7 подтвердил ранее данные им показания и пояснил, что в ночь с 30 на 31 мая 2014 года, находясь по адресу …, он, удерживая ФИО8 за одежду, толкнул его в стеклянную вставку межкомнатной двери, от чего последняя разбилась и один из околков вошел в шею ФИО8 От полученной раны последний скончалась на месте. Также ФИО7 продемонстрировал каким образом он удерживал ФИО8 и толкал его (№).

Анализируя установленные и исследованные в судебном заседании фактические данные в их совокупности, суд приходит к убеждению о доказанности вины ФИО7 в причинение смерти по неосторожности ФИО8

Указанные обстоятельства подтверждаются как показаниями самого подсудимого, который поясняет, что в ходе конфликта оттолкнул ФИО8 от себя в результате чего тот, упав на межкомнатную дверь, разбившимся стеклом получил повреждение раны на шее в результате чего скончался. О данном факте свидетельствуют также показания потерпевшей ФИО8 При осмотре места происшествия обнаружено разбившееся стекло межкомнатной двери, осмотрен труп ФИО8 с телесными повреждениями. Заключением экспертизы установлена причина смерти, тяжесть и локализация обнаруженных повреждений у ФИО8, при этом их происхождение возможно при обстоятельствах указанных ФИО7 в ходе проведённого с его участием следственного эксперимента, проверки показаний на месте.

Исследованные по делу доказательства, суд находит относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для постановления обвинительного приговора.

В связи с исследованными материалами, касающимися личности ФИО7, суд, по инкриминируемому ему деянию, признаёт подсудимого вменяемым.

Государственный обвинитель согласился с квалификацией действий подсудимого органами предварительного следствия.

С учётом установленных по делу обстоятельств совершения преступления, суд, квалифицирует действия подсудимого ФИО7 по ч.1 ст.109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности.

При определении вида и размера наказания подсудимому суд учитывает смягчающие обстоятельства, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность подсудимого, его отношение к содеянному, состояние здоровья, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Совершенное ФИО7 преступление относится к категории небольшой тяжести в соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ.

Обстоятельствами, смягчающими наказание ФИО7, предусмотренными п.п.«з», «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ является противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления, а также в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ положительная характеристика с места жительства и работы, признание вины, раскаяние в содеянном.

Обстоятельств, отягчающих наказание ФИО7 согласно ст.63 УК РФ нет.

Разрешая вопрос о виде и размере наказания ФИО7, суд учитывает, что общественно опасное деяние он совершил впервые, ранее не судим, до случившегося ни в чем предосудительном замечен не был, поэтому в качестве вида наказания применяет наказание в виде исправительных работ.

Между тем, принимая во внимание совокупность обстоятельств, смягчающих наказание ФИО7, а также то, что преступление, отнесенное категории небольшой тяжести, совершил впервые, перед потерпевшей извинился, добровольно загладил причиненный моральный вред, прошёл консультацию врача–нарколога, суд считает возможным в соответствии со ст.801 УК РФ освободить ФИО7 от наказания в связи с изменением обстановки, освободив его от назначенного наказания судом в связи с изменением обстановки, поскольку на момент рассмотрения дела произошли значительные правомерные изменения в его поведении, он прошёл консультацию врача–нарколога, примерно вёл себя в течение длительного промежутка времени, искренне раскаялся в содеянном, пересмотрел своё отношение к содеянному, безупречно характеризуется по месту жительства и работы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

Признать ФИО7 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ и назначить ему наказание в виде 1 (одного) года исправительных работ с удержанием из заработка 10% в доход государства.

В соответствии со ст.801 УК РФ освободить ФИО7 от наказания в связи с изменением обстановки,

Меру пресечения ФИО7 оставить до вступления приговора в законную силу без изменения – подписка о невыезде и надлежащем поведении.

Вещественное доказательство по уголовному делу: майку, футболку с длинным рукавом, шесть осколков стекла, окурок с пола – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный суд Удмуртской Республики через Индустриальный районный суд г.Ижевска в течение 10 суток со дня его провозглашения. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора заявить ходатайство о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Приговоры по ч2 ст 109 ук рф

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего Старостина Д.С.,

с участием прокурора Шушина О.С.,

осужденного Харитонова В.М. и оправданной Чижовой П.А.,

адвокатов Анюровой Н.Н. и Калдыркаева С.В.,

при секретаре Абрамовой Т.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – помощника прокурора Железнодорожного района г. Ульяновска Куликова В.Н. и апелляционным жалобам осужденного Харитонова В.М., адвоката Анюровой Н.Н. на приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 07 марта 2017 года, которым

осужден по ч. 2 ст. 109 УК РФ к ограничению свободы на срок 2 года.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены ограничения не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования «***», не уходить из дома, квартиры или иного жилища, по месту жительства или пребывания в период с 23 часов до 06 часов следующего дня, кроме случаев, связанных с трудовой деятельностью, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации.

В соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ Харитонову В.М. назначено дополнительное наказание в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи при ведении родов у женщин, сроком на 2 года.

Харитонов В.М. от назначенного основного и дополнительного наказания освобожден на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и ч. 8 ст. 302 УПК РФ в связи с истечением срока давности, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ,

оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ за Чижовой П.А. признано право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, восстановлении иных прав в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

Мера пресечения Харитонову В.М. и Чижовой П.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена.

Решены вопросы, связанные с гражданским иском и вещественными доказательствами.

Апелляционное представление в отношении осужденного Харитонова В.М. государственным обвинителем отозвано в соответствии с ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ до начала заседания суда апелляционной инстанции.

Доложив содержание приговора, существо апелляционного представления и апелляционных жалоб, выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Харитонов В.М. признан виновным в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Преступление совершено в г. Ульяновск при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

Чижова П.А. оправдана по аналогичному обвинению.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Куликов В.Н. считает приговор суда незаконным и необоснованным, указывая на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактиче­ским обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона и существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Мотивирует тем, что суд, оправдывая Чижову П.А., в ос­нову приговора избирательно положил показания экспертов, свидетелей лишь в той части, которая ставит под сомнение предъявленное ей обвинение. Судом не дана объективная оценка повторной комиссионной судебной медицинской экспертизе № ***, проведенной в Федеральном государственном бюджетном учреждении «***, показаниям допрошенных экспертов, которые, дополняя друг друга, подтверждают виновность также и Чижовой Н.А., поскольку *** года у Чижовой П.А., как у лечащего врача, имелись все основания для пересмотра тактики ведения родоразрешения *** в пользу кесарева сечения, но данную тактику она не изменила, что впоследствии и привело к смерти новорожденно­го *** В связи с этим судом сделан необоснованный вывод о том, что преступление было совершено только Харитоновым В.М. в период с *** года, тогда как первые признаки страдания плода проявлялись с 13 часов, именно с этого времени лечащему врачу необходимо было пересмотреть тактику ведения родов в пользу кесарева сечения в экстренном порядке. Судом не учтены показания эксперта *** о том, что Чижова П.А. на этапе появления у *** начальных признаков страдания плода могла продолжить вести выжидательную тактику родов, но только под строгим контролем за состоянием плода, чего обеспечено не было. Об этом говорят и показания самой Чижовой П.А. об отсутствии начальных признаков страдания плода, тогда как по делу установлено, что ги­поксия у плода началась еще в тот период времени, когда Чижова П.А. являлась лечащим врачом ***, то есть в период с ***. Чижова П.А. в данном случае не оценила надлежащим образом результаты кардиотокографии (далее – КТГ) плода, подтверждавшие начальные признаки гипоксии. Более того, о негативных тенденциях состояния плода Чижова П.А. других врачей не ставила в известность. Также Чижовой П.А. по состоянию на 15 часов 00 минут у *** была диагностирована дискоординация родовой деятельности по типу дистоции шейки мат­ки, что обязывало Чижову П.А. про­вести экстренно операцию «кесарево сечение», это подтверждают показания ***, выводы акта проверки по ведомственному контролю качества и безо­пасности медицинской помощи Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области за № ***. Таким образом, при должной внимательности и предусмотрительности Чижова П.А. могла предвидеть негативные последствия продолжения ведения родов через естественные родовые пути, неверно выбранная тактика родов Чижовой П.А. в период с *** часов, ко­гда была реальная возможность полностью предотвратить нега­тивные для плода последствия, а также дальнейшее непринятие мер по проведению кесарева сечения Харитоновым В.М. с *** и привели к смерти новорожденного. В данном случае со стороны Чижовой П.А. имела место врачебная ошибка, совершение преступления характеризовалось неосторожностью, в связи с чем считает необоснованным вывод суда об оправдании Чижовой П.А. Просит приговор суда отменить, передать уголовное дело на новое судебное разбира­тельство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

В апелляционной жалобе осужденный Харитонов В.М. считает приговор суда незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, существенно нарушен уголовно-процессуальный закон. Указывает, что профессиональные обязанности врача при ведении родов *** он исполнял надлежащим образом, им была выбрана верная тактика ведения родов. Предвидеть тяжелую гипоксию плода во время родов и последующую смерть новорожденного он не мог. Наиболее вероятной причиной возникшей асфиксии плода явилась патология пуповины в виде ее укорочения, которую невозможно диагностировать современными методами во время беременности. Полагает, что все доказательства, подтверждающие его доводы о своей невиновности, судом необоснованно были отвергнуты. Не учтено, что в период с *** года он был занят подготовкой к операции, оперативным родоразрешением и оформлением документов по нему другой пациентки. Признаков страдания плода *** на *** минут не было, они появились лишь в *** минут, когда положение плода уже не позволяло провести родоразрешение путем кесарева сечения в связи с большим риском тяжелого травмирования *** и ребенка. Показания потерпевших ***, вопреки выводам суда, не подтверждаются заключением повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № *** которое является недопустимым доказательством, поскольку в состав экспертной комиссии включены не являющиеся сотрудниками ФГБУ «*** ***, работающие в иных учреждениях. Следователем при назначении экспертизы компетентность ***, *** не проверялась и постановления о привлечении их в качестве экспертов не выносилось. Ни один из членов экспертной комиссии, кроме ***, специальными познаниями в области акушерства и гинекологии не обладает. Допрос *** в ходе судебного разбирательства с использованием видеоконференц-связи вызвал сомнения в уровне ее компетентности, несмотря на занимаемую должность, высшее медицинское образование, специальную подготовку по акушерству и гинекологии, ученую степень и стаж работы по специальности. Сокур Т.Н. не ориентировалась в критериях оценки КТГ в родах согласно существующим методическим документам, а также не имеет опыта работы с аппаратом КТГ, который применялся при оказании медицинской помощи *** В заключении экспертизы отсутствуют содержание и результаты исследований с указанием примененных методов, оценка результатов исследования, обоснование выводов по поставленным вопросам. Устранить этот пробел при допросе экспертов возможности не представилось. Просит отменить приговор суда, вынести в отношении него оправдательный приговор.

В апелляционных жалобах (основной и дополнительной) адвокат Анюрова Н.Н. в интересах осужденного Харитонова В.М. приводит доводы о несогласии с приговором суда, аналогичные доводам жалобы осужденного. Также считает выводы суда о виновности Харитонова В.М. несоответствующими фактическим обстоятельствам дела. Дополняет, что судом в основу обвинения Харитонова В.М. в совершении им преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, положены выводы судебных медицинских экспертиз, а также показания эксперта *** о том, что в период с *** минут технически выполнить кесарево сечение *** было возможно. Вместе с тем эти показания ***. Судом приобщены к материалам дела копии журналов операций, из которых следует, что Харитонов В.М. в период с *** минут проводил оперативное родоразрешение путем кесарева сечения другой женщине, после чего оформлял документацию по итогам операции. В связи с этим показания *** не могли использоваться как допустимое доказательство, поскольку основаны на предположениях, не подтверждаются другими доказательствами. Между тем профессионализм Харитонова В.М. подтверждается верным установлением диагноза при поступлении *** в отделение патологии, правильной подготовкой ее к родам, применением соответствующих лекарственных препаратов, установленная изначально тактика ведения родов через естественные родовые пути также была правильной, что подтверждается выводами повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Судом не дана объективная оценка доказательствам, на которые ссылался Харитонов В.М. и его защитник, все имеющиеся сомнения в виновности осужденного не истолкованы в пользу Харитонова В.М. Вместе с тем те же доказательства были положены судом в основу оправдательного приговора Чижовой П.А. Считает, что судом существенно нарушен уголовно-процессуальный закон, в приговоре отсутствует анализ всех исследованных доказательств, а также мотивированные выводы относительно квалификации действий осужденного по ч. 2 ст. 109 УК РФ. Судом нарушены принципы презумпции невиновности, равноправия и состязательности сторон, результатом чего стало вынесение обвинительного приговора, не отвечающего требованиям ст. 307 УПК РФ. Просит приговор суда отменить и вынести в отношении Харитонова В.М. оправдательный приговор.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции:

— прокурор Шушин О.С. поддержал доводы апелляционного представления в отношении оправданной Чижовой П.А., просил об отмене приговора в этой части с передачей дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, возражал против доводов апелляционных жалоб, обосновав их несостоятельность;

— оправданная Чижова П.А. и адвокат Калдыркаев С.В., осужденный Харитонов В.М. и адвокат Анюрова Н.Н., возражали против доводов апелляционного представления, поддержали доводы апелляционных жалоб.

Проверив материалы дела, выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда первой инстанции о виновности Харитонова В.М. в совершении вышеуказанного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности всесторонне исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

Объективный анализ исследованных судом доказательств, в том числе показаний осужденного Харитонова В.М., оправданной Чижовой П.А., потерпевших *** и ***, свидетелей, допрошенных судом, а также результатов следственных действий, выводов заключений судебных медицинских экспертиз, показаний экспертов *** и других доказательств, подробно изложенных в приговоре, дал суду основания сделать верные выводы о виновности именно Харитонова В.М. в совершении указанного выше преступления.

Положенные в основу приговора доказательства, на основании которых суд сделал обоснованные выводы о виновности осужденного Харитонова В.М., получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны относимыми, допустимыми и достоверными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд на основании исследованных доказательств пришел к верным выводам о том, что *** года в период времени с *** минут, заведующий акушерским отделением патологии беременности – врач *** Харитонов В.М., являясь ответственным дежурным врачом, находясь в указанном медицинском учреждении, расположенном по адресу: ***, в результате неверно выбранной тактики ведения родов ***, несмотря на наличие объективных данных, указывавших на реальную угрозу для жизни плода при продолжении ведения родов *** через естественные родовые пути, не принял мер для родоразерешения *** путем кесарева сечения, что впоследствии привело к смерти новорожденного ***

Судом установлено, что на период начала родовой деятельности у ***, действительно, имелись относительные показания для проведения кесарева сечения, и при проявлениях интранатального дистресса плода, как об этом было указано в плане ведения родов врачом Харитоновым В.М., роды необходимо было завершить операцией кесарева сечения. Вместе с тем, Харитоновым В.М., несмотря на наличие объективных данных, указывавших на реальную угрозу для жизни плода, при имеющихся уже абсолютных показаниях для кесарева сечения, было продолжено ведение родов *** через естественные родовые пути, тактика родов в сторону оперативного родоразрешения им изменена не была, хотя имелись выраженные признаки внутриутробного страдания плода.

Харитонов В.М. в данном случае не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий в виде смерти новорожденного ***, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.

Такой вывод суда основан не только на показаниях потерпевших и свидетелей, но и на выводах заключения повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № *** года, проведенной в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения Российской Федерации, согласно которому смерть новорожденного *** наступила в результате отека головного мозга с дислокацией его структур и вклинением ствола мозга в большое затылочное отверстие. Данное состояние развилось на фоне органического поражения центральной нервной системы гипоксически-ишемического генеза, мультикистозной лейкомаляции, атрофии вещества головного мозга, двусторонней декомпенсированной симметричной гидроцефалии смешанного генеза, мелкоочаговой лейкоцитарной пневмонии, инертного тимуса, гипотрофии 2 степени.

В результате неверно выбранной тактики ведения родов *** у ее ребенка развилось расстройство жизненно важных функций организма, которое не могло быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью.

Действительно, тактика родоразрешения первоначально после обследования *** была выбрана правильно (начать роды, вести их выжидательно через естественные родовые пути, но при появлении отклонений (признаков внутриутробного страдания плода, аномалий родовой деятельности, клинически узкого таза и др.) план ведения родов было необходимо пересмотреть в сторону кесарева сечения.

Поскольку в *** года на КТГ уже имелись выраженные признаки внутриутробного страдания плода, необходимо было принимать экстренные меры – экстренное кесарево сечение по жизненным показаниям со стороны плода.

Комиссия экспертов пришла к выводу, что в данном случае план ведения родов через естественные пути необходимо было пересмотреть в сторону кесарева сечения после *** минут.

Наиболее вероятной причиной развития тяжелой гипоксии плода явилась относительно короткая пуповина и краевое прикрепление пуповины при продвижении головки плода по родовому каналу.

При этом негативные последствия, развившиеся у плода ***, можно было предотвратить, своевременно изменив тактику ведения родов, пересмотрев ее в сторону кесарева сечения.

Таким образом, между неверно выбранной тактикой ведения родов и смертью *** в результате прогрессирования поражения мозга на фоне тяжелой гипоксии имеется прямая причинная связь.

Судом в целях разъяснения данного заключения экспертизы была допрошена эксперт ***, подтвердившая, что при производстве повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы исследовалась вся медицинская документация, представленная следователем, в том числе история родов ***, листы КТГ плода. Подробные разъяснения *** дала и в отношении медицинских показаний к кесареву сечению, которые могут быть относительными и абсолютными. Врач обязан провести роды путем кесарева сечения при наличии абсолютных показаний, когда извлечение плода через естественные родовые пути невозможно. По состоянию на *** минут у *** имелись лишь относительные показания для кесарева сечения, дистресса плода в этот период времени не было, то есть не имелось оснований для принятия экстренных мер для кесарева сечения. Вместе с тем такие абсолютные показания появились в *** минут, когда и необходимо было принимать меры к экстренному кесареву сечению по жизненным показаниям со стороны плода, поскольку в *** минут и далее по КТГ плода появились выраженные признаки внутриутробного страдания плода. В период с ***, а также в *** года технически выполнить кесарево сечение было возможно. Кроме этого, учитывая данные КТГ на *** года и позднее уже можно было считать, что причиной развития тяжелой гипоксии плода является какая-либо патология пуповины, что являлось основанием для изменения тактики ведения родов на оперативную.

Допрошенные судом эксперты *** согласились с показаниями эксперта ***, подтвердив также, что повторная судебно-медицинская экспертиза проводилась комиссионно, ее выводы являются согласованными.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционных жалоб о недопустимости заключения повторной судебно-медицинской экспертизы, недостоверности показаний экспертов ***, допрошенных судом в строгом соответствии с нормами уголовно-процессуального закона посредством видеоконференц-связи.

Судом также в приговоре дана объективная оценка данным доводам, обоснованно указано, что участие в составе комиссии при производстве данной экспертизы экспертов ***, не состоящих в штате ФГБУ «***» Министерства здравоохранения РФ, не влияет на допустимость и достоверность выводов указанного заключения экспертизы, учитывая, что постановлением следователя от *** года было разрешено привлечение для проведения экспертизы специалистов, не состоящих в штате ФГБУ «Российской центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения РФ, на основании данного постановления следователя и была сформирована комиссия экспертов с привлечением экспертов из других государственных учреждений и компетентных давать заключение по вопросами, поставленным перед ними.

Выводы данной экспертизы, вопреки доводам осужденного и его защитника, научно обоснованы, аргументированы, разъяснены и не вызывают сомнений в своей объективности, эксперты, проводившие данную экспертизу были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, им разъяснялись права, предусмотренные ст. 57 УПК РФ.

Основанием для проведения повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № *** стало наличие противоречий в выводах экспертов № *** от *** по тем же вопросам, в связи с чем назначение и проведение повторной экспертизы отвечает требованиям стст. 200, 207 УПК РФ.

Дал суд в приговоре и объективную оценку тому обстоятельству, что выводы судебно-медицинских экспертиз, проведенных ГКУЗ «***», № *** противоречат как другим доказательствам, так и друг другу.

Судом в приговоре верно указано, что выводы экспертиз № *** в части невозможности установления прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти ***, не могли быть признаны достоверными, поскольку выводы экспертиз № *** об этом и показания *** опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе заключением повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № ***, разъяснениями экспертов ***, оснований не доверять которым не имеется.

Вопреки доводам осужденного Харитонова В.М. о невозможности произвести кесарево сечение, поскольку в период с *** года он проводил другую операцию и *** под его наблюдением не находилась, а в *** минут возможность провести кесарево сечение *** уже отсутствовала, также всесторонне проверены судом и не нашли своего объективного подтверждения.

Относительно данных доводов осужденного суд сделал верные выводы о том, что по состоянию на *** года (время окончания операции другой пациентки) Харитонов В.М. уже имел возможность оценить данные КТГ плода *** от *** минут, появление выраженных признаков внутриутробного страдания плода *** и технически у Харитонова В.М. имелась возможность провести операцию, в том числе и в *** минут, когда согласно истории родов он произвел очередной осмотр *** и сделал записи в историю родов.

Оснований полагать о том, что время осмотра в истории родов отражено было неверно, не имеется, в отношение чего в приговоре также имеются мотивированные выводы.

Доводы осужденного Харитонова В.М. и его защитника о недостоверности выводов заключения экспертизы № ***, а также об отсутствии у Харитонова В.М. оснований для проведения *** кесарева сечения, всесторонне проверялись судом и не нашли своего объективного подтверждения.

Утверждения осужденного о том, что потерпевшая *** отказывалась от проведения кесарева сечения, опровергаются показаниями ***, согласующимися также и с показаниями потерпевшего ***, не подтверждаются данные утверждения и документально, о чем в приговоре имеются мотивированные выводы, в том числе и относительно показаний свидетелей ***

Вопреки доводам апелляционных жалоб, показания свидетелей *** не говорят каким-либо образом о невиновности осужденного.

При таких обстоятельствах действия Харитонова В.М. судом правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Квалификация действий осужденного в приговоре мотивирована, основана на совокупности исследованных доказательств, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

При назначении наказания судом были в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, сведения о личности виновного, имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в приговоре.

Судом обоснованно осужденному Харитонову В.М. в качестве основного наказания назначено ограничение свободы.

Исходя из совокупности всех установленных по делу фактических обстоятельств, в том числе, связанных с событиями совершенного преступления, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Харитонову В.М. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи при ведении родов у женщин. Решение о назначении данного дополнительного наказания в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ судом в приговоре надлежащим образом мотивировано.

Учитывая, что совершенное осужденным преступление относится к категории небольшой тяжести, оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ не имелось, как не имелось оснований и для применения при назначении наказания положений ч. 1 ст. 62, стст. 64 и 73 УК РФ.

Назначенное наказание, как основное, так и дополнительное, является справедливым, соответствующим обстоятельствам совершенного преступления и личности осужденного.

При этом судом также обоснованно применены положения п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, на основании чего Харитонов В.М. был освобожден от назначенного наказания в связи с истечением срока давности.

Между тем, вопреки доводам апелляционного представления, невиновность Чижовой П.А. в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей установлена совокупностью исследованных доказательств по делу и сомнений не вызывает.

Доводы стороны обвинения о виновности Чижовой П.А. в совершении инкриминированного органами предварительного следствия преступления судом проверены и обоснованно отвергнуты, как несостоятельные, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств.

Как верно указал суд в приговоре, появление в *** года начальных признаков интранатального страдания плода, еще не свидетельствовало о том, что Чижова П.А. необоснованно продолжила ведение родов через естественные родовые пути на фоне приема лекарственных препаратов, поскольку, как это установлено из показаний экспертов *** вправе была продолжить вести тактику родов выжидательно через естественные родовые пути, а при появлении отклонений (дистресса плода, аномалий родовой деятельности, клинически узкого таза и других) должна была провести кесарево сечение с согласия роженицы.

При этом судом установлено, что за тот период, в течение которого Чижова П.А. являлась лечащим врачом *** и наблюдала ее (***) отклонений родовой деятельности, дистресса плода, аномалий родовой деятельности, требующих проведения кесарева сечения в экстренном порядке, не было. Показания же для проведения экстренного кесарева сечения по жизненным показаниям со стороны плода появились только с *** года, когда *** выбыла из-под наблюдения врача Чижовой П.А. ввиду окончания ее рабочего времени и находилась под наблюдением Харитонова В.М.

Соглашаясь с данными выводами приговора, суд апелляционной инстанции полагает, что стороной обвинения не представлено доказательств, которые бы каждое в отдельности и в совокупности подтверждали доводы стороны обвинения о виновности Чижовой П.А. в совершении инкриминируемого ей преступления. Об обратном не свидетельствуют и показания свидетелей ***, выводы акта проверки по ведомственному контролю качества и безо­пасности медицинской помощи Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области, на которые ссылается государственный обвинитель в апелляционном представлении.

При таких обстоятельствах суд, учитывая результаты повторной комиссионной экспертизы и показания экспертов, пришел к обоснованным выводам об оправдании Чижовой П.А., которые подробно мотивированы в приговоре.

Доказательства, положенные в основу приговора, надлежащим образом оценены судом в соответствии с требованиями стст. 17 и 88 УПК РФ. Суждения суда в части оценки всех доказательств, а также всех доводов сторон, которые по своей сути являются аналогичными доводам, изложенным в апелляционных жалобах и представлении, признаются правильными, так как основаны на оценке всей совокупности доказательств и соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено всесторонне, полно и объективно. Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Как обвинительного, так и оправдательного уклона судом допущено не было, принцип состязательности сторон соблюден. Все доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке, право осужденного Харитонова В.М. на защиту нарушено не было.

Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка. Уголовный закон судом применен правильно.

Замечания участников процесса на протокол судебного заседания были председательствующим рассмотрены в соответствии со ст. 260 УПК РФ, по ним вынесены обоснованные и мотивированные постановления.

Таким образом, оснований для удовлетворения апелляционного представления и апелляционных жалоб не имеется.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, суд апелляционной инстанции не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 07 марта 2017 года в отношении Харитонова В*** М*** и Чижовой П*** А*** оставить без изменения, а апелляционное представление и апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Смотрите еще:

  • Судебные решения по ст 228 ук ст. 228 УК РФ Судебная практика - Незаконное приобретение, хранение и перевозка наркотических средств Судебная практика по ст. 228 Уголовного Кодекса РФ - Незаконное приобретение, […]
  • Гражданский кодекс 2014 аренда Гражданский кодекс 2014 аренда Право. Юридические науки Гражданский кодекс Российской Федерации. Аренда. Наем жилого помещения. Постатейный комментарий к главам 34 и […]
  • Протокол осмотра изъятых предметов Протокол осмотра предметов (документов) (образец заполнения) ПРОТОКОЛ осмотра предметов (документов) 18 октября 201* г. Осмотр начат: 10 час. 30 мин. Осмотр окончен: 11 час. 05 […]
  • Размеры родительской платы за содержание ребенка Размер родительской платы за содержание детей в дошкольных учреждениях Средний размер родительской платы за содержание ребенка в государственных, муниципальных образовательных учреждениях, […]
  • Обвинение по ст 135 Дата опубликования: 4 апреля 2011 г. Краснодарский краевой суд Судья – Матиевский С.М. Дело №22–1816/11 г. Краснодар 30 марта 2011 года Судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского […]
  • Куда подавать заявление о защите прав потребителей В какой суд и в какой срок обращаться за защитой прав потребителей? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо […]